Как я работал на «Волка с Уолл Стрит»

При работе над переводом треда брокера из бойлерной я обратил внимание на частое упоминание всем известной истории Джордана Белфорта, который в качестве «Волка с Уолл Стрит» был экранизирован Леонардо ДиКаприо.

В фильме обдолбанный в хлам ДиКаприо напряженно всматривался в промежность своей жены, доступ к которой был ограничен. Хороший и типичный жизненный ход, когда пЕлотка своей вагиной управляет мужичком, но меня посетил другой вопрос.

Ведь Белфорт был, мягко говоря, не один. На его компанию Stratton Oakmont работали сотни людей. А где они, где их биографии, воспоминания, катарсис, битье головой в грудь и крики «я не понимал, что делаю?» Было бы очень интересно узнать эту историю не от самого Белфорта, который утомил своими выступлениями (лучше бы рассказал про мыло в тюремном душе), а от самих трейдеров.

Оный нашелся быстро. Джош Шапиро работал на тот самый Stratton Oakmont и несколько лет назад поделился своим опытом с журналом New York Post. Я люблю такие истории и с удовольствием переведу ее для таких же ценителей.

Как я работал на реального «Волка с Уолл Стрит»

В этом возрасте большинство людей понятия не имеет, чего хочет от жизни. Но у Джоша Шапиро был четкий план — он хотел денег. Много денег. Дохренища денег. И он их получил.

В свои двадцать с хвостиком лет он зарабатывал десятки тысяч долларов в месяц, работая на износ в одиозной компании Stratton Oakmont, ныне знаменитой бойлерной на Лонг Айленде, где инвесторам продавали путевки на Луну, что закачивались аварией на Земле.

В те времена Шапиро обожествлял Джордана Белфорта и Денни Поруша — людей, которых изобразили Леонардо ДиКаприо и Джонатан Хилл в фильме Мартина Скорсезе «Волк с Уолл Стрит».

Сейчас Шапиро 41 год. В свое время он пережил все связанные с его работой разочарования, обменял свой Порш на Бьюик и посвятил свою жизнь помощи людям.

А это его история.

После школы я стал морским пехотинцем. В то время я был, наверное, единственным евреем в морской пехоте, непростое достижение для паренька с Лонг Айленда.

Мне было 22 года и я вернулся в Нью Йорк в 1993 году. Тогда мой отец доктор как-то рассказал о «Денни». Это был сын Джерри Поруша, знакомого нефролога моего отца. «Слушай», сказал мой отец, «тут Денни делает кучу денег у какого-то фондового брокера. Может тебе тоже попробовать?»

Вначале я, конечно, сильно сомневался. Фондовые брокеры, что это такое вообще, без малейшего понятия. Когда я зашел в офисный комплекс на Лейк Саксесс, там не было никакого указания на Stratton Oakmont. Ни вывесок, вообще ничего. Но на улице стояли Роллс-Ройсы, Бентли, Ламборджини, Феррари, Порши и Мерседесы.

Я увидел все это и такой «нихрена себе», все это выглядело как выставка крутых тачек. Никогда не видел их столько в одном месте. И у меня даже не было водительских прав.

Порвать 100-долларовые купюры

И вот я зашел в огромный зал, а там 300 человек. Все говорят по телефону, и не просто сидят — стоят и орут в трубки. У Поруша был большой старомодный офис в углу, с позолоченными клюшками для гольфа, сувенирами и подписанными бейсбольными мячами. Такой реально крутой офис «па бахатому».

Поруш сказал мне: «Садись, Джош. Ты хочешь зарабатывать миллион долларов в год? Может $100 000 в месяц? Вот как это можно сделать».

Я просто охренел от темпа происходящего. Пульс в том месте колотился как сумасшедший. Словно ты попал в ночной клуб, где не было музыки. Вместо музыки были телефонные трубки и голоса в них. Энергия зашкаливала, она пульсировала и никогда не останавливалась. Ты хотел быть частью этого. Немедленно. Это как культ, гребаная секта. И я хотел быть там. С первого же дня.

Офис, фактически, разделялся на два блока. Холодный обзвон делали парни в задней части офиса. Они были одеты в рубашки Van Heusen с такими же галстуками — ничего особенного. В передней части офиса сидели парни в Armani и Boss, с зализанными назад волосами.

Они устраивали встречи с обзвонщиками, где рвали 100-долларовые купюры, швыряли их на пол и говорили: «Ты хочешь быть лузером, сука, всю свою жизнь, или ты хочешь добиться успеха? Ты хочешь быть богатым, мразь?» Эти мотивационные встречи по утрам были, конечно, незабываемыми.

Поруш же на встречах занимался тем, что оскорблял людей и их работу. Он мог сказать «Эй, Даг, ты продал 1000 акций за последние 3 недели. Может тебе перерезать свое сраное горло, когда ты бреешься по утрам»?

Из себя он выходил постоянно, его башку рвало из-за непрерывного приема Метаквалона. Он мог встать на стол и потом упасть на пол. Он мог разозлиться, схватить монитор — а тогда это были здоровенные ЭЛТ мониторы — и швырнуть его со всей дури об пол. И орать при этом, «вы е*аные ничтожества, пока вы не продадите эти е*аные акции!»

Я куплю тебе тачку, чувак

Для меня все начиналось с Van Heusen. Работал на износ. У нас был сценарий с ответами на любые вопросы клиентов, который постоянно путешествовал по офису и непрерывно улучшался. Если клиент говорил «я должен сперва посовещаться с женой» ты говорил: «Разве жена будет с тобой обсуждать покупку шубы, а? Конечно нет».

Я проявлял много инициативы и оставался допоздна. Теперь я был в костюмах Armani, обувь от Ferragamo, галстуки от Valentino. Я мог всю ночь оставаться на работе. Менял свои рабочие часы так, чтобы достать клиентов, когда они дома. Все, что требовалось — обойти их жену. Чуваки всегда расслаблены, когда они дома и охотнее разговаривают, больше слушают.

Денни предложил купить мне тачку, если я привлеку 30 клиентов за месяц. Я жрал Метаквалон пачками, насиловал своих клиентов и открыл таки 30 новых счетов, правда два из них так и не заплатили. Тогда Денни сказал: «Я куплю тебе любую спортивную тачку, какую захочешь».

И я выбрал красный Porsche 911 — хотя у меня до сих пор не было водительских прав.

Сам же Белфорт все время был за кулисами. Он был Богом — ведь он создал все это. Это была живая легенда, Божество во плоти, без веса и роста. Ты просто знал: все, что ты делал, твоя машина, женщины которых ты трахал, наркотики, что ты принимал, весь этот кайф и драйв — все это благодаря лишь ему и ему одному.

Подсекай и хватай

Ты на телефоне и продвигаешь акции, о которых люди слышали, скажем, Dr. Pepper. Ты говоришь: «Это мои IPO, здесь я сделаю вам кучу денег». Ты получаешь клиента, начинаешь продавать эти IPO, очень соблазнительные, но если клиент их купит — ему конец. В этой игре нельзя было выиграть.

Мы постоянно шутили, что с улицы можно взять несколько обосанных бомжей, помыть их, приодеть и сказать «Эй, чмо, следующие несколько часов ты будешь президентом Czech Industries».

Когда же акции падали, то не важно, сколько тысяч долларов ты потерял — просто покупал новые. Клиенту не надо было говорить, что акция рухнула — они просто продавались «со скидкой». И это работало — все тупо хотели денег.

Мы не звонили людям в нашем штате, ведь никто не хотел, чтобы они стучались в двери.

И мы не звонили немощным бабулькам, о нет. Мы звонили типа «квалифицированным» инвесторам, которые имели игровой склад ума. Я просто не представляю, почему какой-то хрен из Техаса, что никогда меня не видел, отправлял мне $50 000. До сих пор не понимаю, ну как так? Почему?

Телки повсюду

Мы все сидели на наркоте. Я принимал Метаквалон как можно чаще, 3-4 раза в день. «Лекарство» называлось Lemmon 714, судя по упаковке. Обожал эту дрянь. Если не запивать алкоголем, Метаквалон делал тебя агрессивным, крутым, наглым — ты думал, что самый офигенный и остроумный чувак в мире. Но на следующий день люди говорили «слушай, ты вчера был таким реальным ушлепком».

Наркотики делали нас супер агрессивными по телефону, любые тормоза снимались напрочь. Можно было потребовать от чувака прислать миллион долларов и голос не то что не дрожал — он не менялся вообще, ни капельки. Если дать в себе усомниться, лох не пришлет и копейки. Так вот Метаквалон снимал любые тормоза.

Были и другие темы — телочки, «девочки Джины», так мы их называли. Не знаю, наверное это было название агентства, «Gina».

Это был топчик, 500-долларовые шлюхи. Роскошные девки, бывшие чирлидерши для профессиональных футбольных команд. Начальство часто нам предлагало их просто так, за хорошие результаты: «Ей, вот тебе эта телка. Ты молодец, наслаждайся».

И они знали, как сделать нам хорошо. Мы бывали в Атлантик Сити, я и шесть других парней на частном джете, просто летим на чей-то день рожденья. Мы брали мексиканский Метаквалон, дрянь, известную как Mandrax. Я помню, как блевал прямо в комнате, когда тусил там с телкой и она принесла теплую тряпку для мытья посуды, вытерла блевотину с моих губ и такая «Ой, сладкий, я надеюсь тебе станет получше». И это меня даже отрезвило чутка и я подумал «нифига, какая классная девушка».

Была и другая девушка, что тусила в Атлантик Сити на всех вечеринках. Начальство наняло автобус на 40 человек и она отсасывала каждому в автобусе. Всем 40 людям подряд. И она не была «девочкой Джины», но ее знали абсолютно все, потому что ее трахал весь офис. Я встретился с ней и дал ей полтос в Атлантик Сити за минет и прочее. И спросил ее номер. Я даже задумал забрать ее из этого дела и встречался с ней полтора года.

Карма

Из обзвонщиков я перешел в отдел, где открывали брокерские счета. Но нифига не заработал в итоге — деньги уходили так же быстро, как и приходили. Я не купил никакой недвижимости —  не верилось, что это закончится. Недвижимость? Будущее? Ха. На*уй. Будущее было здесь и сейчас. Я еду в машине за $70 000, мать твою.

В конечном итоге слепота от наркотиков, телок и дорогих машин, денег и одежды, все это прошло. Это были худшие люди, что я видел в своей жизни. Люди, что продали бы свою бабушку в момент.

С работы я ушел за несколько месяцев до того, как лавочку прикрыла ФБР.

Берни Медофф получил десятилетия в тюрьме, а эти парни отделались ничем — 22 месяца тюрьмы для Белфорта и 39 месяцев для Поруша. За то, что они развели людей на 200 миллионов долларов. Фильм я все еще не смотрел, родители вот хотят со мной его глянуть. Хочется верить, что люди не забудут про мораль, пытаясь достигнуть успеха. Но едва ли фильм это покажет. Просто безумная гонка.

В какой-то момент я понял, что здесь не победить. Я до сих пор помню имена двух клиентов, которые потеряли абсолютно все свои деньги из-за меня. Думаю, они мертвы сейчас, я бы мог что-то исправить, наверное. Если бы мог. Слишком поздно.

Джош сейчас

Наверное, поэтому я теперь в медицинском бизнесе, работаю как помощник терапевта — пытаюсь как-то отплатить за все это *овно.

Когда помогаю людям, это такое приятное чувство — словно мои грехи уходят. Но чувство вины с тобой остается. Всегда.

Оригинал: «My life working for the real «Wolf of Wall Street», (c) New York Post

Перевод: (c) tradervader.net, 2018

Послесловие

Осенью 2016 года Джордан Белфорт дал серию выступлений в Москве. При полном аншлаге, ДС «Лужники» был забит страждущими отведать «историю успеха» из первых уст.

Возможно, один из них прямо сейчас звонит вам по телефону и предлагает «выгодные инвестиции» уверенным голосом.

Московские тренинги Белфорта посетили владельцы частных компаний, директора крупных государственных и коммерческих предприятий, предприниматели и стартаперы со всей страны. Студенты ведущих ВУЗов и целые отделы продаж русских фондовых и форекс компаний.

Согласно расследованию ФБР, более двадцати клиентов Stratton Oakmont покончили с собой, потеряв все средства, вложенные через компанию Белфорта.

¯\_(ツ)_/¯

Канал TraderVader в Telegram